Главная Псих больница БеОна
Психи, мы здесь!
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Главная Псих больница БеОна > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)


кратко / подробно
Вчера — суббота, 18 августа 2018 г.
80; часть 3 Киро 1301 16:53:04

Jedem das Seine

Шаг 1
Искусное понимание

Подробнее…Ни жизнь, преисполненная чувственных наслаждений, ни умерщвление плоти не могут принести счастья. Лишь срединный путь без впадения в эти крайности ведёт к спокойствию ума, мудрости и полному освобождению от неудовлетворённости жизнью.

Однако может настать момент, когда все факторы восьми шагов присутствуют одновременно. Этика проработана, сосредоточение глубокое и сильное, ум живой и ясный – к тому же в нём отсутствуют препятствия. В этом случае может возникнуть глубочайшее прозрение: все переживания совершенно безличны и непостоянны, и ни за что не стоит цепляться. В этот миг все ваши сомнения рассеиваются, и ваш способ восприятия меняется.


***
Подробнее…Что бы мы ни делали, сначала мы всегда должны понять, зачем это делаем. Именно поэтому Будда назвал первым шагом на пути к счастью искусное понимание. Он хотел, чтобы мы поняли, что буддийский путь – это не какое-то абстрактное представление о том, что значит «быть хорошими», дабы заслужить награду, и не загадочный набор правил поведения, которых мы должны придерживаться, чтобы быть принятыми в некое тайное общество.
Путь, указанный Буддой, опирается на здравый смысл и внимательное наблюдение за реальностью. Будда знал, что если мы откроем глаза и пристально приглядимся к своей жизни, то поймём, что любой наш выбор делает нас либо счастливее, либо несчастнее. Как только мы действительно поймём этот принцип, мы начнём принимать хорошие и правильные решения, поскольку хотим быть счастливыми.


Понимание причин и следствий
Подробнее…Будда советовал нам рассмотреть следующие возможности: «Даже если нет никаких будущих жизней, благие поступки подарят мне счастье и чистую совесть в этой жизни. Если же окажется, что за смертью следуют новые жизни, я буду вознаграждён вдвойне: сейчас и позже. С другой стороны, даже если нет никаких будущих жизней, неблагие поступки сделают меня несчастным и отравят чувством вины в жизни теперешней. Если же окажется, что за смертью действительно следуют новые рождения, в них я тоже буду страдать».

Буддийская этика – это рациональное поведение, основанное на причинно-следственном принципе. Чтобы поступать неправильно, вам приходится лгать самим себе о причинах и следствиях. Чем хуже ваше поведение, тем грандиознее должна быть ваша ложь. О каких глубинных прозрениях, о каком облегчении может идти речь, если вы продолжаете сознательно подкреплять свои заблуждения поведением, идущим вразрез с фундаментальной истиной о том, что все действия имеют определённые последствия?

Каждое мгновение даёт вам шанс измениться: изменить свои мысли, свою речь, свои действия. Если вы научитесь быть внимательными к тому, что делаете, и спрашивать себя, какова вероятность положительных и отрицательных последствий того или иного действия, то будете двигаться в правильном направлении.

Представление о том, что всем действиям соответствуют определённые последствия,– первый аспект искусного понимания. Его необходимо дополнить хорошим пониманием Четырёх благородных истин.


Понимание Четырёх благородных истин
Понимание первой истины: неудовлетворённость­
Подробнее…Осознание неизбежности этих проблем наполняет наш ум болью. Признать и принять их так, как есть, не обвиняя других,– сущность Первой благородной истины Будды. Будда говорил: чтобы начать двигаться к счастью, мы должны прямо посмотреть на всё, что вызывает у нас неудовлетворённость, сохраняя спокойствие и устойчивость ума, не гневаясь, не впадая в депрессию и пессимизм.

Счастье и его противоположность порождаются умом. Наши умы создают наши переживания и либо наслаждаются тем, что сотворили, либо страдают из-за этого. Именно поэтому Будда говорил, что мы сами создаём свой рай и свой ад прямо в этой жизни.

Перемены
В силу непостоянства всё, что приносит удовольствие, наслаждение и счастье, меняется.

Будда учил, что вещи и люди в этом мире не имеют собственного «я» или души именно потому, что они постоянно меняются. Ни мы сами, ни что бы то ни было вокруг нас не является статичной, неизменной сущностью. Мы не можем приклеить ярлык «я» или «моё» ни к чему в этой вселенной. Всё слишком быстро меняется.

Понаблюдайте за своим умом в течение одной минуты, и вы поймёте, о чём я. Воспоминания, эмоции, идеи, ощущения мерцают на экране сознания так быстро, что мы едва успеваем заметить их. Поэтому не имеет никакого смысла цепляться за эти ускользающие тени с привязанностью или отталкивать их с ненавистью. Когда наше целенаправленное внимание быстро и остро, как в состоянии глубокого сосредоточения, мы можем ясно видеть эти изменения – настолько ясно, что для веры в «я» попросту не остаётся места.

Я спросил: «У тебя было время посмотреть [мою] статью?» Он долго молчал, а затем ответил: «Бханте, я посмотрел статью. Когда я дошёл до учения об отсутствии „я“, я так разозлился, что выбросил всю рукопись!» Я был поражён, однако не стал на него сердиться. Вместо этого я отбросил привязанность к написанной мною статье. Он выбросил мою рукопись из-за учения об отсутствии «я», а я выбросил «я», связанное с этой рукописью. Мне удалось остаться расслабленным, дружелюбным и спокойным. Однако этот человек стал напряжённым, скованным и несчастным из-за своего цепляния за «я».

Однако когда внимательность приведёт вас к осознанию того, что то «я», которое вы так рьяно защищали, на самом деле иллюзорно, что это лишь поток постоянно меняющихся ощущений, эмоций и физических состояний и в нём совершенно отсутствует постоянство или фиксированная идентичность, тогда не останется таких «вас», которые могли бы цепляться за непостоянные мирские вещи, и поэтому у вас не будет причин ощущать неудовлетворённость или страдать.

Никакого контроля
При внимательном рассмотрении мы можем заметить, что даже исполнение желаний не приносит нам удовлетворения.

Юноше нравится девушка, и это взаимно. Они оба очень стараются привлечь друг друга. Однако как только между ними завязываются отношения, они начинают испытывать страх. Он боится, что она влюбится в кого-нибудь посимпатичнее, а она боится, что его уведёт какая-нибудь красотка. Ревность, подозрения, тревоги. Разве это счастье?
Вы можете сами придумать другие примеры. Просто возьмите в руки газету. Почитайте историю о счастливчике, выигравшем в лотерею, но остаток жизни проведшем в нищете! Вот почему говорят, что в жизни есть только две трагедии: не получить того, чего вы хотите, и получить это.

Реалистическое восприятие
Реалистическое восприятие – это цель медитации внимательности. Быть реалистом значит не бежать от неприятных знаний о нас самих и мире.

Понимание второй истины: причина неудовлетворённости­
Подробнее…Вторая благородная истина Будды гласит, что причина нашей неудовлетворённости – это страстное желание, которые мы также можем называть привязанностью, алчностью или цеплянием. Не важно, о чём речь: овкусной еде, близком друге или высокой духовной цели – если мы привязаны к этому, мы испытываем неудовлетворённость и страдаем.

Вы всегда можете представить себе удовольствие, которого ещё не пробовали.

Принять ответственность за собственные действия
Учение Будды о причинах и их следствиях ясно демонстрирует, что принятие ответственности за свои действия – основа личного благополучия и удовлетворения.

мы думаем, что наши страдания созданы внешним миром. В результате мы направляем всю свою энергию и ментальные способности вовне. Мы увлекаемся, а иногда даже становимся одержимыми исправлением окружающих людей, словно их совершенство способно принести нам облегчение.

Желание изменить общество к лучшему, конечно, похвально. Мы видим неудовлетворённость других людей, испытываем сострадание и предпринимаем шаги к устранению их страдания. Однако зачастую мы не осознаём, что, пытаясь решить проблемы других людей, мы забываем о своих или вытесняем мысли о них. Мы оправдываем себя тем, что в мире так много социальной несправедливости, требующей исправления, что у нас нет времени на работу над собой.

Осознание намерений, стоящих за нашими действиями, может помочь нам сосредоточиться на самой важной задаче: навести порядок в собственном доме, прежде чем бросаться спасать других.

Понимание третьей истины: прекращение неудовлетворённости­
Подробнее…Иными словами, счастье в том, что не переживается. Третья истина учит нас тому, что счастье – это устранение всех негативных состояний ума: страстного желания, ненависти и неведения. Когда мы в конце концов сможем потушить внутренний пожар, обжигающий наши глаза, уши, нос, язык, тело и ум, мы ощутим абсолютное счастье, абсолютное спокойствие.

Блаженство этого состояния неописуемо. Единственным его свойством является спокойствие. Оно не рождено, не создано, не обусловлено. Самое большее, что мы можем сказать о нём, это то, чего в этом состоянии нет. В нём нет страстного желания, привязанности или цепляния за вещи, людей и переживания. В нём нет ненависти и отвращения, нет гнева и алчности. В нём нет ошибочного представления о вещах как о чём-то постоянном, приносящем удовлетворение или обладающем собственным «я» или душой.

Этот человек ещё не понял Первой благородной истины Будды, того, что неудовлетворённость неизбежна, а также Второй истины: того, что мы страдаем в той мере, в которой испытываем страстное желание. Без искусного понимания этих сущностных моментов невозможно понять Третьей благородной истины Будды: того, что неудовлетворённость прекращается с полным прекращением привязанности или страстного желания.

Понимание четвёртой истины: путь
Подробнее… Шаг первый: искусное понимание послания Будды требует от нас понимания искусного поведения с точки зрения причинно-следственных связей, Четвёртой благородной истины и того, как всё это вписывается в систему учений Будды.
Шаг второй: искусное размышление знакомит нас с тремя позитивными мыслями: щедростью или отпусканием, любящей добротой и состраданием.
Шаг третий: искусная речь связана с тем, что, говоря правду, избегая злословия, брани и сплетен, мы можем продвинуться вперёд по пути.
Шаг четвёртый: искусное действие описывает принципы этичной жизни, в частности, воздержание от убийства, воровства, сексуальной распущенности и употребления опьяняющих веществ.
Шаг пятый: искусный образ жизни объясняет, почему для нашей духовной практики важно выбрать подходящую работу или профессию и как мы должны подходить к вопросам бизнес-этики.
Шаг шестой: искусное усилие – это четыре способа поддерживать мотивацию для практики: предотвращение негативных состояний ума, преодоление негативных состояний ума, развитие позитивных состояний ума и поддержание позитивных состояний ума.
Шаг седьмой: искусной внимательностью называется практика медитации внимательности, в частности, развитие внимательности к телу, чувствам, уму и мыслям.
Шаг восьмой: искусным сосредоточением называются четыре стадии глубокой поглощённости, которых мы достигаем в ходе медитации.

Ключевые моменты внимательности к искусному пониманию
Подробнее…Следующие моменты помогут вам обрести счастье через искусное понимание:

Искусное понимание убеждает нас действовать с учётом причинно-следственных связей и Четырёх благородных истин.
Согласно принципу каммы (санскр. кармы), искусное действие ведёт к счастью, а неискусное – к страданию.
Любое действие, которое порождается умом, находящимся под влиянием алчности, ненависти или заблуждения, ведёт к страданию, и поэтому неискусно и неправильно.
Любое действие, которое порождается умом, свободным от алчности, ненависти и заблуждения, ведёт к счастью, и поэтому искусно или правильно.
Четыре благородные истины говорят о неудовлетворённости, её причине, её прекращении и Восьмеричном пути, ведущем к прекращению неудовлетворённости.
Если мы посмотрим в лицо истине о неудовлетворённости, это поможет нам обнаружить истинное счастье.
Рождение, старость, болезнь и смерть; расставание с близкими и общение с теми, кого мы ненавидим; не получать того, чего мы хотим, и получать то, чего мы не хотим,– всё это примеры неудовлетворённости.
Неудовлетворённость возникает, если мы не в состоянии принять непостоянную, никогда не приносящую удовлетворения и не содержащую собственного «я» природу явлений.
Причина, лежащая в основе неудовлетворённости, это страстное желание. Мы страдаем в той степени, в которой испытываем страстное желание.
Мы должны принять ответственность за своё страстное желание и те преднамеренные действия, которые совершаем, движимые им.
Если мы примем ответственность за результаты своих преднамеренных действий, то сможем изменить своё поведение.
Неудовлетворённости можно положить конец.
Восемь шагов пути к счастью, указанного Буддой, ведут нас к прекращению неудовлетворённости и достижению абсолютного счастья.
Внимательность может помочь нам понять Четыре благородные истины и восемь шагов пути к счастью.


Категории: Буддизм
Позавчера — пятница, 17 августа 2018 г.
\ Крысиный Прорoк в сообществе Pd-S 18:22:18

Всякий раз, когда применяется трансформация свободного опущения, необходимо, чтобы у опускаемого элемента не было референтного индекса в репрезентации глубинной структуры, то есть это должен быть такой элемент, который не связан ни с чем таким, что дано в опыте говорящего.
<...>
Интуиция правильности репрезентирована в метамодели тем, что любая последовательность слов правильна лишь в том случае, когда имеется серия трансформаций (вывод), переводящая определенную глубинную структуру в рассматриваемую последовательность слов – поверхностную структуру. Таким образом, метамодель представляет собой эксплицитную репрезентацию или описание нашего несознаваемого подчиняющегося правилам поведения.
<...>
Нельзя ли придумать другое правильное предложение, в котором для обозначении процесса «бояться» применялось бы то же слово, но имелось бы большее число именных аргументов, чем в Поверхностной Структуре пациента с тем же глаголом «бояться». Если вы сумели придумать такую Поверхностную Структуру, значит Поверхностная Структура пациента не полная
<...>
Пациент либо сообщит психотерапевту материал, присутствующий в его модели и пропущенный в ходе языкового процесса, и тогда психотерапевт получит более полное представление о модели своего пациента, либо станет ясно, что часть, отсутствующая в словесном выражении пациента, отсутствует также и в его модели. Эффективность той или иной конкретной формы психотерапии связана с ее способностью восстанавливать подавленные или отсутствующие части модели пациента.
<...>
В последних работах по трансформационной грамматике исследуется проблема того, как в естественном языке работают пресуппозиции.
При произношении предложения, имеющего совершенно противоположное значение, то есть предложения, отрицающего то, что в первом предложении утверждается как истина, для того, чтобы это второе предложение было осмыслено, необходимо допустить пресуппозицию первого утверждения.
(!)



Категории: Дж. Гриндер, Р. Бэндлер
. chристопxep. 07:07:17

N or M?

Моё чидори - моё дзюцу - тысяча летящих птиц
А я люблю книжки отшельника люблю опаздывать
четверг, 16 августа 2018 г.
Милая зараза - Репетитор-киллер Реборн, Баскетбол Куроко. Rony Key 16:34:13
- Бел-семпа~й, а вы знаете, что при~нцы - вымира~ющий вид? А принцы-потрошители - причи~на, по которой этот вид исчеза~ет? - задумчиво тянет Фран, ловко уворачиваясь от тройки стилетов.

- Ши-ши-ши... Тупая лягушка. Да когда же ты подохнешь? - зло шипит блондин, искренне недовольный тем, что так и не смог попасть по юркой девушке.

- А принцы разве могут руга~ться? Ах, как я могла забы~ть... Вы же - не~допринц...

- Сдохни!

- Споко~йнее, Бел-семпа~й. Не волну~йтесь. Нервные кле~тки та~к про~сто не восстана~вливаются.­.. - снова тянет девушка, задумчиво проследив за пролетевшими мимо стилетами. - Ва~ши но~жики опя~ть потеря~ются...

Итак по несколько раз в день. Конечно, иллюзионистка обладала поистине неисчерпаемым запасом шуток, которые неимоверно бесили окружающих. А еще ее извечный покерфейс, который выводил из себя окружающих гораздо больше, чем ее слова. Но даже ее это уже начало порядком утомлять.

В принципе, Фран уже давно стала подумывать о том, что ей стоит устроить себе отпуск. Мало того, что Бел-семпай пристал, как банный лист, и все время швыряется ножиками, так еще и Куроко неожиданно пропал из виду. А этого иллюзионистка стерпеть не смогла.

Старший любимый брат - Куроко Тецуя был обычным школьником и неплохим баскетболистом, получившим прозвище "Шестой призрачный игрок". Это одно уже вызывало восхищение у сестры, пусть и не родной, а приемной. Но вот то, что он еще и умел с абсолютно не читаемым лицом сказать правду (и при этом не огрести) - дорогого стоит. Лично у Фран пока так не получалось.

Но это не значит, что девушка не старалась. Правда, на ее правду ее почему-то постоянно пытались прибить. Ну или хотя бы пронзить ножиками (Бел-семпай в особенности). Видимо, правда - горькая штука, которая не всем по нраву. А может их раздражало ее вечно безэмоциональное лицо, которое она копировала у любимого братишки.

Самое смешное то, что Куроко знал, чем промышляет его сестренка и в восторге не был от слова совсем - негоже девочке находиться на передовой и рисковать своей жизнью, пусть та и прикрыта иллюзиями. Но ни у него, ни у нее никто не спросил, а просто нагло утащили ее обучаться. И дело с концом. С тех пор они не виделись, а ведь уже три года прошло. Хотя созванивались регулярно.

Парень рассказывал, что поступил в среднюю "Тейко", что вступил в баскетбольную команду и как у него происходят тренировки с так называемым Поколением чудес. И, если честно, Фран захотелось посмотреть на тех, о ком братишка рассказывает с таким восхищением. Тем более, Бел-семпай достал ее окончательно, когда недавно умудрился порвать ее любимый плащ! А остальные мало того, что не помогли, так еще и поржали!

Девушка промолчала, но затаила обиду. Ну не стоило этим мужланам забывать, что девушки - существа мстительные. Особенно, если у них ПМС. А Фран хоть обычно и ведет себя как парень, но она - все же существо слабого пола.

Так что на следующее утро особняк Варии встречала пустая комната девушки и записка:

Я уехала к са~мому-са~мому лучшему человеку на земле~! Всем не сдо~хнуть, пока меня не~т. Впро~чем, я и обра~тному результа~ту бу~ду ра~да. И, да~... Бел-семпа~й, найди~те другу~ю мише~нь, а то ва~ши но~жики сно~ва слома~ются... Или потеря~ются.



Думаю не стоит сообщать, как Бел-семпай был "счастлив". В одно мгновение ему очень-очень захотелось отправиться за этой мелкой доставучей заразой и приволочь ее обратно. А еще, желательно, убить предмет восхищения лягушки. Еще чего не хватало, чтобы кохай восхищался кем-то другим!

В это время Фран уже спокойно топала по Токио, направляясь в сторону средней школы "Тейко". Топографическим кретинизмом она не страдала, так что заблудиться не боялась. Иллюзионистка довольно хмыкнула, стоило ей представить ошалевшие рожи капитанов Варии. Она даже будто наяву услышала недовольное громкое "ВРООООЙ!!!" Скуало, который, наверняка, постарается смахуть свое раздражение на ком-нибудь из окружающих.

Девушка бесшумной тенью прошмыгнула мимо довольно-таки большой толпы школьниц, которые с восторженными ахами окружили высокого блондина. Вообще, он был ничего такой - симпатичный. Но у Фран с блондинами не складывалось совершенно, а Бел - вообще дополнительный стимул, чтобы держаться от них как можно дальше. Еще одного психа нервная система лягушки не выдержит. Хотя тут скорее - нервная система окружающих.

Куроко, как девушка и предпологала, нашелся в баскетбольном зале. По мимо него тут еще были четыре парня с разноцветными волосами и девушка, недовольно что-то выговаривающая синеволосому мулату. Вообще, синий цвет - вызывал у иллюзионистки стойкую неприязнь (Мукуро был откровенно странной личностью, с которой девушка пересекаться не хотела в принципе. Но раз уж он ее учитель... Можно и потерпеть).

- Куро-нии... Я сбежа~ла от этих сади~стов... - тянет Фран, лениво приподнимая руку и помахиваю ею в воздухе. Кажется, ее неожиданное появление довольно сильно напугало окружающих - вон как вздрогнули. Тецуя на это лишь покачал головой - поживи с любым иллюзионистом под крышей больше двух лет и не такому перестанешь удивляться. - У меня пока о~тпуск... Пра~вда, я об э~том никому не сказа~ла... Как думаешь, они будут си~льно зли~ться?

- Определенно. Сними уже эту дурацкую шапку. - Куроко как всегда говорит коротко и по существу. Видимо, он уже успел заметить абсолютно круглые глаза друзей, рассматривающих огромную черную шапку в виде головы лягушки.

- Бел-семпа~й сказал, что он меня препари~рует, если я это сде~лаю... - лениво тянет Фран, но послушно шевелит пальцами и шапка растворяется, вызвав легкий удивленный вздох. - А я не хочу~ напомина~ть ка~ктус.

- Я его сам препарирую. - Лицо братика как всегда не выражает ни единой эмоции. Впрочем, это не может обмануть девушку - его с головой выдает внимательный цепкий взгляд, обещающий сильные неприятности этому самому Белу. Кто сказал, что если один ребенок в мафии, то и другой с ней не связан? - Ты почему вообще здесь, а не... там?

Нет, в принципе баскетболист не является киллером или мафиози, но, если нужно, защитить и себя, и младшую сестру сможет. А фантазия у него еще более богатая чем у Бела - Фран сравнивала и, что удивительно, сравнение было не в пользу принца-патрошителя.­ А это говорило о многом.

- Бел-семпа~й сказал мне исче~знуть... Я вы~полнила просьбу не~допри~нца... Интере~сно, он теперь меня убье~т? - выражение лица девушки не изменилось ни на дюйм. Видимо, ее особо не пугало все происходящее. - Я остановлюсь у тебя... Мне пока не~куда идти...

- Какая мелкая. Раздавлю. - к Фран подошел какой-то высокий гигант с фиолетовыми волосами и навис сверху. Иллюзионистка безразлично посмотрела на него:

- Ты так мно~го ешь... Поче~му ты все еще не то~лстый? А ты зна~ешь, что есть много сладкого опа~сно для здоро~вья? Са~харный диабе~т, га~стрит, диаре~я, несваре~ние, крова~вая рво~та, дово~льно нелицеприя~тная смерть, не та~к ли? - уточнила девушка и, под ошалелыми взглядами растворилась в воздухе, а потом неожиданно оказалась рядом с дверью. - Если бы я сейча~с напа~ла, то ты уже был бы ме~ртв...

- Не пугай их, Фран. - Хмыкнул Куроко. - Давай-ка я лучше вас друг другу представлю. Это Фран Куроко - моя младшая приемная сестренка. Голову оторву любому, кто ее обидит. - Впрочем, баскетболист благоразумно не стал добавлять, что во-первых, девушка с этим и сама прекрасно справится. А во-вторых, есть уже один индивид, чью прерагативу парень отнимать не намерен. - Теперь вы. Это Момои Сацуки, Мидорима Шинтаро, Акаши Сейджуро, Аомине Дайки и Мурасакибара Ацуши.

- Краси~вая... А гру~дь обяза~тельно так обтя~гивать? Не тяжело~ дыша~ть? - Момои покраснела как помидор и резко отвернулась. Кажется, от такой наглости она не знала, что тут можно сказать.

- Ма~льчик-е~лочка, поме~шанный на талисма~нах. Ми~ло. - Мидорима недовольно нахмурился и поправил очки.

- Везе~т мне ка~к-то на пси~хов. Ра~ньше я зна~ла только при~нца-потроши~тел­я, а тепе~рь у меня~ в знако~мых еще и импера~тор с раздвое~нием ли~чности. А я вро~де бы не пропи~сывалась в дурдо~ме. - Рука Акаши сама потянулась к ножницам. - Бесполе~зно... Я ведь все равно~ уверну~сь... Тем бо~лее вам далеко~ до Бел-семпа~я.

- Ты похо~ж на кота... Та~к же только спи~шь да жре~шь... Не тяжело~? - Аомине бросил предостерегающий взгляд на Фран, но та его успешно проигнорировала.

- Ма~льчику со сла~достями я уже~ все сказа~ла. Но поверь моему о~пыту... Это дово~льно неприя~тная сме~рть. В моей пра~ктике быва~ло вся~кое. - Ацуши покосился на пачку чипсов в своей руке и - О ЧУДО! - отложил ее в сторону.

- А теперь ты что будешь делать? - задумчиво спросила Куроко, когда они с сестрой возвращались с тренировки домой. Та пожала плечами и задумчиво прикусила губу:

- Прятаться от Бел-семпая. - в присутствие брата девушка всегда говорила нормально. Все же, это почти единственный человек, которого ей не хочется бесить. - Он наверняка будет ОЧЕНЬ зол... Не удивлюсь, если вскоре заявится сюда за мной...

- Так дорожит тобой? - в голосе Тецуи прозвенела насмешка. В это мало верилось. Вернее, верилось-то хорошо (особенно по рассказам Фран), но сама иллюзионистка почему-то считала, что блондин ее искренне ненавидит. Сам же Куроко изредка думал, что поведение Бельфегора сильно напоминает ученика начальной школы, который старается привлечь внимание понравившейся девочки через дерганье за косички и удары тряпкой.

Правда, мафия - не школа. Вот и ухаживания тут довольно-таки специфические. Ножики да различные другие колюще-режущие предметы. А сама Фран ни сном, ни духом! И ведь даже не подумает, зараза! Или это такая защитная реакция?

- Нет. Просто Бел-семпай довольно-таки эгоцентричен, а значит все должно вертеться вокруг него. А я, как ты понял, вышла из его "вселенной". Вот он и явится устранять проблему и возвращать блудную "планету".

- Ну, посмотрим. - хмыкает Куроко, ловко притягивая младшую сестру к себе за талию. Посмотрит он на этого... ухажера. И, может быть, даже разрешит ему ухаживать за иллюзионисткой, если Бел ему понравится, конечно.

Все же, каким бы Куроко слабаком не выглядел, но он далеко не так беспомощен, как думают окружающие. А уж защитить любимую семью парень сумеет. Главное, чтобы про это не пронюхала Фран. А то ведь и присоединиться захочет. А как ему объяснить младшему офицеру Варии, что для него это слишком опасно?

Верно, никак. Таких самоубийц пока еще нет. Потому что девушка наверняка сделает все назло - из чистой вредности и чувства противоречия.

­­

Музыка Босс теперь он
Настроение: интересное
Хочется: веселья.
Категории: Мои фанфики
среда, 15 августа 2018 г.
Бродский. Renisan 10:32:52

«Вертумн»

I

Я встретил тебя впервые в чужих для тебя широтах.
Нога твоя там не ступала; но слава твоя достигла
мест, где плоды обычно делаются из глины.
По колено в снегу, ты возвышался, белый,
больше того - нагой, в компании одноногих,
тоже голых деревьев, в качестве специалиста
по низким температурам. "Римское божество" -
гласила выцветшая табличка,
и для меня ты был богом, поскольку ты знал о прошлом
больше, нежели я (будущее меня
в те годы мало интересовало).
С другой стороны, кудрявый и толстощекий,
ты казался ровесником. И хотя ты не понимал
ни слова на местном наречьи, мы как-то разговорились.
Болтал поначалу я; что-то насчет Помоны,
петляющих наших рек, капризной погоды, денег,
отсутствия овощей, чехарды с временами
года - насчет вещей, я думал, тебе доступных
если не по существу, то по общему тону
жалобы. Мало-помалу (жалоба - универсальный
праязык; вначале, наверно, было
"ой" или "ай") ты принялся отзываться:
щуриться, морщить лоб; нижняя часть лица
как бы оттаяла, и губы зашевелились.
"Вертумн", - наконец ты выдавил. "Меня зовут Вертумном".

II

Это был зимний, серый, вернее - бесцветный день.
Конечности, плечи, торс, по мере того как мы
переходили от темы к теме,
медленно розовели и покрывались тканью:
шляпа, рубашка, брюки, пиджак, пальто
темно-зеленого цвета, туфли от Балансиаги.
Снаружи тоже теплело, и ты порой, замерев,
вслушивался с напряжением в шелест парка,
переворачивая изредка клейкий лист
в поисках точного слова, точного выраженья.
Во всяком случае, если не ошибаюсь,
к моменту, когда я, изрядно воодушевившись,
витийствовал об истории, войнах, неурожае,
скверном правительстве, уже отцвела сирень,
и ты сидел на скамейке, издали напоминая
обычного гражданина, измученного государством;
температура твоя была тридцать шесть и шесть.
"Пойдем", - произнес ты, тронув меня за локоть.
"Пойдем; покажу тебе местность, где я родился и вырос".

III

Дорога туда, естественно, лежала сквозь облака,
напоминавшие цветом то гипс, то мрамор
настолько, что мне показалось, что ты имел в виду
именно это: размытые очертанья,
хаос, развалины мира. Но это бы означало
будущее - в то время, как ты уже
существовал. Чуть позже, в пустой кофейне
в добела раскаленном солнцем дремлющем городке,
где кто-то, выдумав арку, был не в силах остановиться,
я понял, что заблуждаюсь, услышав твою беседу
с местной старухой. Язык оказался смесью
вечнозеленого шелеста с лепетом вечносиних
волн - и настолько стремительным, что в течение разговора
ты несколько раз превратился у меня на глазах в нее.
"Кто она?" - я спросил после, когда мы вышли.
"Она?" - ты пожал плечами. "Никто. Для тебя - богиня".

IV

Сделалось чуть прохладней. Навстречу нам стали часто
попадаться прохожие. Некоторые кивали,
другие смотрели в сторону, и виден был только профиль.
Все они были, однако, темноволосы.
У каждого за спиной - безупречная перспектива,
не исключая детей. Что касается стариков,
у них она как бы скручивалась - как раковина у улитки.
Действительно, прошлого всюду было гораздо больше,
чем настоящего. Больше тысячелетий,
чем гладких автомобилей. Люди и изваянья,
по мере их приближенья и удаленья,
не увеличивались и не уменьшались,
давая понять, что они - постоянные величины.
Странно тебя было видеть в естественной обстановке.
Но менее странным был факт, что меня почти
все понимали. Дело, наверно, было
в идеальной акустике, связанной с архитектурой,
либо - в твоем вмешательстве; в склонности вообще
абсолютного слуха к нечленораздельным звукам.

V

"Не удивляйся: моя специальность - метаморфозы.
На кого я взгляну - становятся тотчас мною.
Тебе это на руку. Все-таки за границей".

VI

Четверть века спустя, я слышу, Вертумн, твой голос,
произносящий эти слова, и чувствую на себе
пристальный взгляд твоих серых, странных
для южанина глаз. На заднем плане - пальмы,
точно всклокоченные трамонтаной
китайские иероглифы, и кипарисы,
как египетские обелиски.
Полдень; дряхлая балюстрада;
и заляпанный солнцем Ломбардии смертный облик
божества! временный для божества,
но для меня - единственный. С залысинами, с усами
скорее а ла Мопассан, чем Ницше,
с сильно раздавшимся - для вящего камуфляжа -
торсом. С другой стороны, не мне
хвастать диаметром, прикидываться Сатурном,
кокетничать с телескопом. Ничто не проходит даром,
время - особенно. Наши кольца -
скорее кольца деревьев с их перспективой пня,
нежели сельского хоровода
или объятья. Коснуться тебя - коснуться
астрономической суммы клеток,
цена которой всегда - судьба,
но которой лишь нежность - пропорциональна.

VII

И я водворился в мире, в котором твой жест и слово
были непререкаемы. Мимикрия, подражанье
расценивались как лояльность. Я овладел искусством
сливаться с ландшафтом, как с мебелью или шторой
(что сказалось с годами на качестве гардероба).
С уст моих в разговоре стало порой срываться
личное местоимение множественного числа,
и в пальцах проснулась живость боярышника в ограде.
Также я бросил оглядываться. Заслышав сзади топот,
теперь я не вздрагиваю. Лопатками, как сквозняк,
я чувствую, что и за моей спиною
теперь тоже тянется улица, заросшая колоннадой,
что в дальнем ее конце тоже синеют волны
Адриатики. Сумма их, безусловно,
твой подарок, Вертумн. Если угодно - сдача,
мелочь, которой щедрая бесконечность
порой осыпает временное. Отчасти - из суеверья,
отчасти, наверно, поскольку оно одно -
временное - и способно на ощущенье счастья.

VIII

"В этом смысле таким, как я, -
ты ухмылялся, - от вашего брата польза".

IX

С годами мне стало казаться, что радость жизни
сделалась для тебя как бы второй натурой.
Я даже начал прикидывать, так ли уж безопасна
радость для божества? не вечностью ли божество
в итоге расплачивается за радость
жизни? Ты только отмахивался. Но никто,
никто, мой Вертумн, так не радовался прозрачной
струе, кирпичу базилики, иглам пиний,
цепкости почерка. Больше, чем мы! Гораздо
больше. Мне даже казалось, будто ты заразился
нашей всеядностью. Действительно: вид с балкона
на просторную площадь, дребезг колоколов,
обтекаемость рыбы, рваное колоратуро
видимой только в профиль птицы,
перерастающие в овацию аплодисменты лавра,
шелест банкнот - оценить могут только те,
кто помнит, что завтра, в лучшем случае - послезавтра
все это кончится. Возможно, как раз у них
бессмертные учатся радости, способности улыбаться.
(Ведь бессмертным чужды подобные опасенья.)
В этом смысле тебе от нашего брата польза.

X

Никто никогда не знал, как ты проводишь ночи.
Это не так уж странно, если учесть твое
происхождение. Как-то за полночь, в центре мира,
я встретил тебя в компании тусклых звезд,
и ты подмигнул мне. Скрытность? Но космос вовсе
не скрытность. Наоборот: в космосе видно все
невооруженным глазом, и спят там без одеяла.
Накал нормальной звезды таков,
что, охлаждаясь, горазд породить алфавит,
растительность, форму времени; просто - нас,
с нашим прошлым, будущим, настоящим
и так далее. Мы - всего лишь
градусники, братья и сестры льда,
а не Бетельгейзе. Ты сделан был из тепла
и оттого - повсеместен. Трудно себе представить
тебя в какой-то отдельной, даже блестящей, точке.
Отсюда - твоя незримость. Боги не оставляют
пятен на простыне, не говоря - потомства,
довольствуясь рукотворным сходством
в каменной нише или в конце аллеи,
будучи счастливы в меньшинстве.

XI

Айсберг вплывает в тропики. Выдохнув дым, верблюд
рекламирует где-то на севере бетонную пирамиду.
Ты тоже, увы, навострился пренебрегать
своими прямыми обязанностями. Четыре времени года
все больше смахивают друг на друга,
смешиваясь, точно в выцветшем портмоне
заядлого путешественника франки, лиры,
марки, кроны, фунты, рубли.
Газеты бормочут "эффект теплицы" и "общий рынок",
но кости ломит что дома, что в койке за рубежом.
Глядишь, разрушается даже бежавшая минным полем
годами предшественница шалопая Кристо.
В итоге - птицы не улетают
вовремя в Африку, типы вроде меня
реже и реже возвращаются восвояси,
квартплата резко подскакивает. Мало того, что нужно
жить, ежемесячно надо еще и платить за это.
"Чем банальнее климат, - как ты заметил, -
тем будущее быстрей становится настоящим".

XII

Жарким июльским утром температура тела
падает, чтоб достичь нуля.
Горизонтальная масса в морге
выглядит как сырье садовой
скульптуры. Начиная с разрыва сердца
и кончая окаменелостью. В этот раз
слова не подействуют: мой язык
для тебя уже больше не иностранный,
чтобы прислушиваться. И нельзя
вступить в то же облако дважды. Даже
если ты бог. Тем более, если нет.

XIII

Зимой глобус мысленно сплющивается. Широты
наползают, особенно в сумерках, друг на друга.
Альпы им не препятствуют. Пахнет оледененьем.
Пахнет, я бы добавил, неолитом и палеолитом.
В просторечии - будущим. Ибо оледененье
есть категория будущего, которое есть пора,
когда больше уже никого не любишь,
даже себя. Когда надеваешь вещи
на себя без расчета все это внезапно скинуть
в чьей-нибудь комнате, и когда не можешь
выйти из дому в одной голубой рубашке,
не говоря - нагим. Я многому научился
у тебя, но не этому. В определенном смысле,
в будущем нет никого; в определенном смысле,
в будущем нам никто не дорог.
Конечно, там всюду маячат морены и сталактиты,
точно с потекшим контуром лувры и небоскребы.
Конечно, там кто-то движется: мамонты или
жуки-мутанты из алюминия, некоторые - на лыжах.
Но ты был богом субтропиков с правом надзора над
смешанным лесом и черноземной зоной -
над этой родиной прошлого. В будущем его нет,
и там тебе делать нечего. То-то оно наползает
зимой на отроги Альп, на милые Апеннины,
отхватывая то лужайку с ее цветком, то просто
что-нибудь вечнозеленое: магнолию, ветку лавра;
и не только зимой. Будущее всегда
настает, когда кто-нибудь умирает.
Особенно человек. Тем более - если бог.

XIV

Раскрашенная в цвета зари собака
лает в спину прохожего цвета ночи.

XV

В прошлом те, кого любишь, не умирают!
В прошлом они изменяют или прячутся в перспективу.
В прошлом лацканы уже; единственные полуботинки
дымятся у батареи, как развалины буги-вуги.
В прошлом стынущая скамейка
напоминает обилием перекладин
обезумевший знак равенства. В прошлом ветер
до сих пор будоражит смесь
латыни с глаголицей в голом парке:
жэ, че, ша, ща плюс икс, игрек, зет,
и ты звонко смеешься: "Как говорил ваш вождь,
ничего не знаю лучше абракадабры".

XVI

Четверть века спустя, похожий на позвоночник
трамвай высекает искру в вечернем небе,
как гражданский салют погасшему навсегда
окну. Один караваджо равняется двум бернини,
оборачиваясь шерстяным кашне
или арией в Опере. Эти метаморфозы,
теперь оставшиеся без присмотра,
продолжаются по инерции. Другие предметы, впрочем,
затвердевают в том качестве, в котором ты их оставил,
отчего они больше не по карману
никому. Демонстрация преданности? Просто склонность
к монументальности? Или это в двери
нагло ломится будущее, и непроданная душа
у нас на глазах приобретает статус
классики, красного дерева, яичка от Фаберже?
Вероятней последнее. Что - тоже метаморфоза
и тоже твоя заслуга. Мне не из чего сплести
венок, чтоб как-то украсить чело твое на исходе
этого чрезвычайно сухого года.
В дурно обставленной, но большой квартире,
как собака, оставшаяся без пастуха,
я опускаюсь на четвереньки
и скребу когтями паркет, точно под ним зарыто -
потому что оттуда идет тепло -
твое теперешнее существованье.
В дальнем конце коридора гремят посудой;
за дверью шуршат подолы и тянет стужей.
"Вертумн, - я шепчу, прижимаясь к коричневой половице
мокрой щекою, - Вертумн, вернись".

1990

Категории: Стихи
вторник, 14 августа 2018 г.
проблемы начались когда я обнаружил что треки лил пипа мною в кэш... анрол 08:43:14
проблемы начались когда я обнаружил что треки лил пипа мною в кэш скинуты предварительно не были. и теперь значит вновь сбежавший от ответственности на этот раз в украину сижу пержу на киевском вокзале с бомжами и думаю где бы достать 200 гривен на маршрутку ведь мои белорусские рубли которые я поленился ехать менять в тц в минске тут почему-то никому не нужны. короче ситуация специфическая
19:29:13 vantаpink
лол зачем ты в украине
. Вольд 03:08:18
Раз не пускают в душу, не лезьте в окна.
Раз не хотят чтоб «вместе», не нужно стонов.
Не надрезайте сердце свое о стёкла,
Кем–то давно, разбитых внутри балконов.

Не унижайтесь, Господи. Не скулите.
Если не нужно им это ваше завтра,
Ваши стихи им, Господи–на иврите
Только добавят в чугунных сердцах азарта.

Не прибегайте по первому взгляду, зову.
Не издевайтесь, Господи над собою.
Раз перед вашим носом гремят засовом,
Стоит тогда ли это равнять с любовью?


Анна Оленюк
понедельник, 13 августа 2018 г.
В игре Акромантул в сообществе Квиддичное королевство 14:37:15
­­

Категории: Гарри, Фанарт
мифология Ирландия и не только камышинка2 07:17:55
Агишки
в ирландском фольклоре опасный водяной конь
Ирландский Агишки — то же, что и шотландский Эх-Уишге. "Йейтс в "Ирландских волшебных и народных сказках" (396) рассказывает нам, что агишки некогда были широко распространены, выходили из воды — особенно, похоже, в ноябре — и скакали по дюнам и по полям, и если людям удавалось согнать такого коня с поля, оседлать и взнуздать его, то он становился лучшим из коней. Но ездить на нем нужно было только по большой земле, потому что стоило ему только завидеть соленую воду, как он бросался стремглав к ней, унося с собой седока, завлекал его в море и там пожирал.
Может агишки кормиться и более безобидным способом: случается, что он попросту ворует домашний скот у крестьян или разрывает могилы на кладбище, пожирая свежепохороненные трупы. Однако такое поведение плотоядного подводного жильца также не радует обитателей ирландских деревень, а потому время от времени находятся храбрецы, которые берутся покончить с докучливым соседством. Тело убитого агишки остается лежать на берегу лишь до восхода солнца, после чего превращается в студенистую массу, которую местные жители считают светом упавшей звезды.

"Название Келпи скорее всего родственно ирл. "calpach" — "бычок", "жеребёнок"." (2), другой вариант этимологии слова: вероятно, от "kelp" — морских водорослей, возможно, от гэльского cailpcach (яловичная кожа, яловка).
Другое название келпи на острове Мэн — глэйштн (glashtyn). Глэйштн описан как гоблин, который часто выходит из воды и схож с брауни острова Мэн. Как и келпи, глэйштн появляется как лошадь — точнее, как серый жеребенок. Его можно часто увидеть на берегах озер, причем исключительно ночью.
Мрачная и величественная фигура этой речной лошадки однако овеяна менее печальной славой, нежели кровавый образ ее озерного собрата. Всем своим видом келпи как бы приглашает прохожего сесть на себя, а когда тот поддается на уловку — прыгает вместе с седоком в реку. Человек мгновенно вымокает до нитки, а келпи исчезает, причем его исчезновение сопровождается грохотом и ослепительной вспышкой. Но порой, когда келпи чем-то рассержен, он разрывает свою жертву на куски и пожирает.
Древние скотты называли эти создания водяными келпи, лошадьми, быками или просто духами, а матери испокон веку запрещали малышам играть близко от берега реки или озера: чудовище, или что там водится, может принять образ скачущей галопом лошади, схватить малыша, усадить себе на спину и затем с беспомощным маленьким всадником погрузиться в пучину.Это оборотень, способный превращаться в животных и в человека (как правило, келпи перекидывается в молодого мужчину с всклокоченными волосами). У него дурная привычка пугать путников — он то выскакивает из-за спины, то неожиданно прыгает на плечи. Перед штормом многие слышат, как келпи воет. Гораздо чаще, чем человеческое, келпи принимает обличье лошади, чаще всего черного цвета, однако иногда упоминается и белая шерсть; бывает, у него на лбу вырастают два длинных рога, и тогда он смахивает на помесь коня с быком. Иногда говорят, что у него светятся глаза, либо они полны слез, и взгляд его вызывает озноб или притягивает как магнит. Более причудливое описание келпи дано в Абердинском бестиарии: якобы грива его состоит из маленьких пламенных змей, вьющихся меж собой и изрыгающих огонь и серу.
Банши
в кельтском (прежде всего ирландском) фольклоре женщина-призрак, явление или крик (стоны) которой предвещает смерть
… за стенами большого дома раздался тончайший чистейший протяжный звук, словно кто-то провел ногтем по краске или кто-то скользит по сухому стволу дерева. Затем послышался чей-то слабый стон и нечто похожее на рыдание…

— Сказать, что это за звук, малыш? Банши!

— Что? — вскричал я.

— Банши! — сказал он. — Духи старух, которые появляются на дорогах за час до чьей-то смерти. Вот что это за звуки! — Он поднял жалюзи и посмотрел в окно. — Ш-ш! Может, они... по наши души!

— Да брось ты, Джон! — тихо усмехнулся я.

— Нет, малыш, нет. — Он вперился в темноту, смакуя свою мелодраму. — Я живу здесь два года. Смерть повсюду. Банши всегда знает!

Рэй Брэдбери "Зеленые тени, Белый Кит"

Растиражированный в массовой культуре образ «ирландской» банши известен под англоязычным названием. Собственно, русскоязычные «бэнши», «банши» или «баньши» — это калька с английского Banshee. У самих ирландцев этот персонаж называется по-разному, хотя, конечно, общепринятым "bean sdhe" (bean — "женщина", и sdhe — Ши или Сид, то есть "потусторонний мир"). Между тем, в графствах Лимерик, Типперэри и Мэйо обычным является имя an bean chaointe, что дословно обозначает "плакальщицу". В юго-восточной части Ирландии имя банши образовано от ирландского слова badhbh (бадб), обозначающего агрессивную, страшную и опасную женщину. В средние века в Ирландии имя Badhbh принадлежало богине войны. В графствах Лиишь, Килкенни и Типперэри распространено имя boshenta (бошента), производное от badhbh chaointe. В Уотерфорде банши называют bibe — байб. В Карлоу, Уэксфорде, а также на юге графств Килдэр и Уиклоу распространено имя bow — бау.

Получается, образ ирландский, а известен под английским псевдонимом. И то, что англичане за основу брали-таки ирландский оригинал (bean s или bean sdhe), положения не спасает. Объясню почему. Как оказалось, на островах есть достаточно своих персонажей, которые выполняют аналогичные функции (предсказание близкой смерти) и даже могут несколько походить внешним своим видом, но вот по поведенческим характеристикам отличаются весьма существенно.
Возьмем к примеру Шотландию. Там есть бен-нийе (Bean Nighe) и бааван ши (Baobhan Sith). Первый персонаж, имя которого переводят как "Маленькая прачка у брода"
свои появлением и стиркой окровавленной одежды у реки, так же предвещает смерть. Второй образ, хотя по имени он вроде и ближе к банши, больше напоминает злобного суккуба. На Высокогорье есть и другие аналогичные образы (Кинег, Киньчех...). А вот другая часть Британии — Уэльс. Здесь можно познакомиться с такими персонами как Гурах-и-Р'ибин (Gwrach Y Rhibyn) и Кэхэриэт (Cyhyraet). Первый персонаж, как рассказывают, не вопли издает и не плач, а конкретно причитает отдельно по мужчинам, женщинам, детям; второй — больше голос, нежели визуально наблюдемый образ Наличие такого числа аналогов — и лингвистических, и фольклорных — закономерно приводят к размытию границ и смешению образов. Потому сегодня можно встретить такие описания банши, где она не предсказывает, а навлекает смерть; где банши предстает в виде уродливой старухи, а не загадочной красавицы-призрака;­ где она не заботится о своих родственниках, а демонстрирует очевидно суккубистое поведение, соблазняя и убивая молодых парней.

Если Вам попадаются такие описания банши, то имейте в виду — это не ирландские банши. Это — что-то или кто-то иной.
Собственно ирландская «плакальщица» — это хотя и грустный, но скорее романтический образ волшебной женщины, которая предчувствует гибель одного из членов опекаемого ей клана.Да, если шотландская банши является скорее демоном, то ирландская — больше фея. Хотя по смыслу правильнее называть ее просто «волшебная женщина». Это будет правильный перевод. Но перевод литературный, так как дословно ее имя — bean s или bean sdhe — означает «женщина из Ши», т.е. «женщина холмов» или «женщина из холмов».

Почему из Холмов? Здесь необходимо дать небольшое пояснение.

Ирландская мифология имеет одну занимательную особенность — она во многом исторична. Здесь имеется в виду, что тамошняя мифология представляет собой историю последовательного заселения (завоевания) острова различными племенами. Если коротко, то эта история выглядит следующим образом:

Первые люди появились на острове еще до потопа, после раздела народов во время строительства "Башни Нимрода" (Вавилонской башни). После множества скитаний они осели таки в Ирландии, но волны всемирного потопа смыли все их следы. После потопа первыми Ирландию заселили партолонцы (люди, ведомые Партолоном — это имя происходит от искаженного латинского «Варфоломей», которое значит «сын того, кто останавливает воды», а именно — воды потопа). Этот народ приплыл с запада, где ирландцы помещали волшебную страну (Остров Живых, Остров Блаженных, Остров Мертвых — запомним это место), и занимался земельным обустройством Ирландии. Воюя с фоморами, партолонцы долгое время господствовали в Ирландии, но однажды страшная эпидемия выкосила их буквально в течение недели.

Согласно «Книге Бурой Коровы», спустя 30 лет после смерти племени Партолона в страну прибыли новые поселенцы, во главе с Немедом. Как и племя Партолона, эти люди (дети Немеда) пришли из Страны Мертвых. Как и партолонцы, они долго воевали с фоморами и в конце концов проиграли. После решающей битвы в живых остались только тридцать потомков Немеда, во главе с его наследниками. Какое-то время выжившие скитались по стране, прячась от захватчиков, но болезни и гнет фоморов вынудили их покинуть родную Ирландию. Иаборн увел своих людей на «Север Мира», где дал начало новому племени туатов. Старн увёл своих людей в Грецию, откуда его потомки вернулись в Ирландию, известные как Фир Болг.

Первыми на историческую родину вернулись племена Фир Болг (народ мешков), Самым известным среди них был Эохайд Мак Эрк, взявший в жены Тайльтиу, дочь короля Страны Мертвых. Спустя некоторое время в Ирландия решили вернуться и потомки Иаборна, за время изгнания на Северных островах весьма поднаторевшие в магических искусствах. Эти товарищи стали известны под именем туатов — Туата Де Дананн или племена богини Дану (богиня созидания, мать-прародительниц­а основной группы богов ирландской мифологии). После ряда исторических событий они по-братски разделили всю территорию Ирландии: Фир Болг получали Коннахт, а туаты — всю оставшуюся Ирландию.

Последними пришли на землю Ирландии "дети Миля" (милезы или гойделы). По легенде, они приплыли из Испании (историки-рационали­сты считали, что так была локализована мифическая Страна Мертвых, располагавшаяся на Западе мира). Там, в районе современной Ла-Коруньи, один гойдел построил большую башню и увидел с нее новую землю. Он был ею так очарован, что собрав с собой команду друзей (копий в 150), рванул на встречу приключениям. Однако отношения с туатами у этого гойдела не сложились и он был убит. Но у убитого в Испании остался дядя по имени Миль. И тот решил отомстить за племянника. Проект реализовался на редкость удачно: сыновья Миля полностью захватили Ирландию, заставив остатки племени Туата Де Дананн скрыться в "потустороннем мире", входы в который располагались в холмах (второй "потусторонний" мир — морской — видимо, принадлежит фоморам). С тех пор существуют две Ирландии: земная, человеколюдская и невидимая, страна королей Племен богини Дану, недоступная людям.

Так Племена богини Дану, они же туата, стали сидами или ши (sidhe) — народом холмов, живущим в "ином" мире, связанном в том числе и со смертью.

Именно к этому племени народная молва приписывает и банши, о чем наглядно свидетельствует ее имя ("женщина из холмов"). То есть, банши — это своего рода фея смерти, раскрывающая или предчувствующая разрыв границы между Этим миром и Тем, между жизнью и смертью.

С другой стороны, банши очевидным образом связаны с конкретными ирландскими родами-семьями. Поговаривают, что у каждой ирландской семьи, чьи фамилии начинаются на "О' " и "Мак", есть своя "плакальщица", вестница смерти. И она сопровождает своих подопечных в течение веков, даже если они переселяются на другие континенты. Вместе с тем, авторитетные исследователи утверждают, что список фамилий таких родов, у которых есть банши, гораздо шире. Он включает также семьи, происходящие от викингов и англо-норманнов, то есть семьи, которые поселились в Ирландии до XVII века (*). В такой интерпретации получается, что банши — это своего рода дух семьи, его опекун, который искренне страдает, предчувствуя смерть кого-то из "своей". Поговаривают, что банши является не просто иномирным покровителем конкретного ирландского рода, но одним из его представителей. Умерших представителей...

Бузинная матушка
в фольклоре Скандинавии и Британии дух-хранитель бузины, нещадно мстящий за порчу своего дерева без спроса
Из всех преданий о волшебных деревьях Англии традиция, связанная с бузиной, оказалась наиболее долговечной. Бузина ассоциировалась с ведьмами, иногда с феями, а порой жила самостоятельной жизнью, как дриады или богини. Цветы и плоды бузины использовались для вина, ветвями отгоняли мух, считалось, что добрые феи укрывались под бузиной от ведьм и злых духов. С другой стороны, в Оксфордшире и центральных графствах существовало поверье, будто в бузину превращаются ведьмы и, если срубить ветку, дерево будет кровоточить. Ведьма из Роллрайт-Стоуна, согласно легенде, могла принимать вид бузины. Рассказывают множество историй о несчастьях, постигших людей, которые осмелились срубить священный колючий кустарник. Считалось, что некоторые деревья населены феями, а другие — демонами; если два колючих куста и куст бузины росли близко друг к другу, значит, в них обитали три злых духа.
Крестьянин, попытавшийся срубить ветку священной бузины, нависавшую над священным колодцем, накликал беду на свою голову. Он сделал три попытки; дважды останавливался, потому что ему чудилось, будто горит его дом, но убеждался, что это лишь наваждение. В третий раз он решил не поддаваться, срубил ветку и понёс её домой, но тут обнаружил на месте своей хижины пепелище. Этот крестьянин пренебрёг предостережением.


Дуллахан
в ирландском фольклоре всадник или управляющий повозкой, голова которого находится у него в правой руке
Калли Барри
сверхъестественная ведьма в фольклоре Ольстера*, североирландская разновидность шотландской Кальях Варе
Килох вайра
сверхъестественная ведьма в ирландском фольклоре, одичавшая разновидность шотландской Кальях Варе
Клурикон
особенно склонная к воровству разновидность лепрекона

Ланнан-ши
в фольклоре Ирландии и острова Мэн дух-вампир, который является жертве в образе прекрасной женщины, оставаясь невидимым для окружающих

Лепрекон
в ирландском фольклоре озорной фэйри, хранящий золото

Лисы-оборотни
лисы-оборотни, присутствующие под различными названиями в ряде культур — от Ирландии до Японии

Мерроу
ирландские русалки, с рыбьим хвостом и небольшими перепонками между пальцами

Неистовый гон
в британской мифологии своры сверхъестественных собак, преследующих грешников или предвещающих гибель тем, кто их увидит

Сиды
в ирландской мифологии божественные существа, живущие внутри холмов

Слуа
мертвое воинство в шотландском и ирландском фольклоре

Сотрапезник
в ирландском фольклоре паразитирующее существо в облике тритона, незримо сидящее рядом с человеком, принимающим пищу, и вместе с ней проникающее к нему в организм

Фахан
в шотландской и ирландской мифологии чудовищный великан с одним глазом, одной ногой и одной рукой, растущей из середины груди

Шелки
в поверьях островов к северу от Шотландии морской народ, люди-тюлени, родственницы сирен и русалок

Эльфы
волшебный народ в германо-скандинавск­ом и кельтском фольклоре, а также в многочисленных мирах фэнтези
воскресенье, 12 августа 2018 г.
Наверняка вам попадались рецепты кофе Муми-Троллей, камышинка2 23:16:59
Наверняка вам попадались рецепты кофе Муми-Троллей, навевая приятные воспоминания о чудесных детских книжках. Я, будучи очень любознательным человеком, попробовала их все сварить и теперь делюсь впечатлениями вместе с рецептами. Рецепты копирую в чистом виде, как они предлагались.

"Кофе Снусмусрика"
Предупреждаю сразу — странный рецепт, где-то магический, по всему судя. Варится очень крепкий кофе, ложки 3, если две то с основательной горкой. На кофе еще до варки сыпется корица и мускатный орех. Корицы щедро, мускатного ореха чуть-чуть, но чтобы ощущался.
Пока кофе варится, нужно сделать следующее: взять сгущенку (не вареную), какао (тоже не вареное=) в пропорции 2 к 1. Мне хватило ложки сгущенки на пол-ложки какао. Но это все зависит от того, насколько сладкий кофе любит делающий. Можно и две на одну. Все это перетирается ложкой в однородно гадкого вида массу, чтобы без комочков. К тому моменту, когда масса достигнет гадкой однородности, как раз должен свариться кофе. Далее берется чашка (идеальная, разумеется)=) В нее выливается половина кофе из джезвы. Потом туда же вываливается полученная сгущенно-какаовая масса. Все это как следует перемешивается. Потом в чашку вливается оставшийся кофе.
По желанию можно всыпать туда же немного молотого миндаля. Странность кофе состоит в том, что все время, пока его пьешь, тебе кажется, что то ли в кофе, то ли в жизни чего-то не хватает. Если кофе закончился, а ощущение осталось, значит пора брать шляпу, губную гармошку и уходить.

Кофе да, необычный. Но ощущения, что чего-то не хватает, не возникло. Боялась, что дикое сочетание корицы, какао и сгущенки будет давать совсем уж экзотический вкус, но, наоборот, всё таким гармоничным и приятным показалось. Или я так удачно намешала?..

"Кофе Муми-мамы"
Этот кофе рекомендуется для утреннего употребления. Если точнее, для первого получаса после вылеза из-под любимого одеяла. Для повышения настроения.
Берется один ломтик лимона и две дольки апельсина. Если любите сладкое, можно апельсин заменить на мандарин. Сок из всех цитрусовых выдавливается в джезву. После этого в джезву насыпается кофе, две ложки (на этот раз без горки). Джезва оставляется в покое на две минуты, чтобы сок с кофе познакомились и поняли, что делать дальше. Через две минуты в джезву заливается вода, и вся композиция ставится на огонь и стоит там до полной готовности. Маленькая рекомендация - лучше не использовать ароматизированные сорта кофе, будет горчить. Кофе получается легкий-легкий, пить его нужно с очень маленькими пирожными в состав которых входит безе или птичье молоко.


"Кофе по-хатифнаттски"
В джезву наливается молоко с водой, в пропорции один к двум. Туда же выливается мед, тут по вкусу, мне где-то половины ложки хватало. Мед должен быть жидкий. Если засахарился, можно в ложку и над огнем чуть-чуть подержать. Потом две ложки кофе (с горкой, еще лучше - с холмиком). Сверху бросается щепотка корицы. Еще щепотку корицы можно бросить в огонь, на котором все это дело будет готовиться. Чтобы огонь знал, чего дальше делать. При варке лучше всего помешивать, а когда все это уже соберется убегать, еще щепотку корицы, чтобы успокоить.
После выпивания этого напитка жизнь становится особо прекрасна, и прочие мелкие, но приятные чудеса имеют место быть.


Я почувствовала прилив счастья, когда, спускаясь в «Nuestro» после долгого отсутствия, ощутила знакомый запах танго-клуба, смешанный с запахом свежего кофе.

Кофейные извращения
Вчера в кафе привела баристу в недоумение просьбой добавить в американо молотого перца. Хозяин - барин, бариста добавил, потом с любопытством спросил, накуа мне перец в кофе? А мне нравится так, бодрит. Он рассказал, что его отец кофе с солью пьет. Причем, не с щепоткой, а с целой ложкой! Ну, я в общем-то слышала, что вроде монголы чай или кофе с солью пьют примерно как мы с сахаром. Дело вкуса, как говорится.

Вообще я люблю издеваться над кофе и сыпать туда всякие специи в различных комбинациях, в частности: кардамон, корицу, мускатный орех, черный молотый перец, мед, апельсиновые корочки...
23:21:52 Зиллион
Эта информация была очень полезна, спасибо.
как то я посмотрел аниме кровь триединства и мне очень понравился... анрол 22:14:05
как то я посмотрел аниме кровь триединства и мне очень понравился опенинг и я потом завел дневник на лавтоке
22:14:49 Гость
конец.
22:19:13 анрол
ну в смысле конец. потом на беоне
запах жженых пуканов Бартанг. 19:49:14
как же. все. задрало.
быстрее бы закончить весь этот нудный рисовач и продолжить писать фикло по Детройту. рисование придумали в аду, чтобы я страдала. когда уже можно будет отрешиться от ежедневного вкалывания... все, завтра выходной нафиг. с 3 по 12 августа - это 9 дней непрерывной боли. слышу, как с хрустом ломаются кости моей психики. или этот звук в сведенных плечах?.. не важно.
реально напрягает, когда ты просираешь кучу дней, чтобы достичь желаемого уровня, превозмогаешь болезнь и усталость, сгораешь, скрючившись над картиночкой, а кому-то это в кайф, кто-то считает рисование легким и веселым. приятным. офигеть, давайте все порисуем! ведь это такая радость! улыбаемся счастливо! всем нравятся разные штуки и они хотят их изобразить!
...
ладно, это все последствия болезни.

сегодня ездила к матери на юбилей. там была тетя Аня, которая ее подружка-архитектор­ и которая однажды мне позвонила в момент жесточайшего психоза - прочла десятиминутную лекцию о том, что я неправильно живу, не слушаю мать и вообще ужасный человек. короче, всячески поддержала. не меня)
так вот: какое счастье было на ее корявую шутку (на грани оскорбления) не улыбаться из вежливости, как научили годы жизни с родственниками, а смотреть с покерфейсом - типа, что за чушь вы тут спороли. о, возможность проявлять истинное мнение так греет душу. еще немного - и вспомню, как бить рожи.

Категории: Однако, Крыстьяне, Срач, Эпоха боли, Размышления и истории из моей жизни
lyolove #107 dystop 19:43:24
 Чем дальше, тем острее ощущается шаткость моей позиции "и одной хорошо". Появляются идеи, которые не с кем обсудить, планы, которые можно реализовать в одиночку, но вместе с кем-то было бы интереснее. Понятия не имею, что с этим делать. На работе как-то не сложилось с коллективом, однако, ребята хорошие, может, и получится что-то, но не скоро. Ой как не скоро. А больше мне общаться и негде. Может, попробовать снова зарегистрироваться в ВК? Не для формального добавления в конфу группы, а для более... Социальных целей, что ли. Это самый простой способ.
07:32:48 Мастер потерянного времени
ой мне кажется ВК для этого уже не оч подходит ну и все вокруг ща говорят,что не юзают ВК для общения "совсем"(
11:47:11 dystop
А где ещё? Я вообще не в курсе. :(­
12:16:11 Мастер потерянного времени
если б я знала,не тусила бы на беоне :D­ ну они вот,как неудивительно, используют сайты для знакомств,типа тиндера
14:09:49 dystop
Любопытно, надо будет посмотреть


Главная Псих больница БеОна > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)

читай на форуме:
пройди тесты:
Саске, встречай свою подружку или...
Демон.]
читай в дневниках:

  Copyright © 2001—2018 BeOn
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх